📝 Как Избавиться от Фейковых Новостей, используя Доказательство Консенсуса и Блокчейны (перевод статьи @dantheman)

in ru •  10 months ago

Консенсус — общее согласие между людьми — является, наверное, одним из самых важных составляющих любого процветающего общества. Всеобщий консенсус о том, что у правительств есть власть, влияет на практически все стороны нашей жизни. С помощью консенсуса мы понимаем, что водить машину нужно по правой (правильной) стороне дороги, и что вести себя лучше прилично. Даже сам язык, на котором мы общаемся, зависит от общей договоренности между всеми о смыслах и значениях слов. Любой, кто пытается действовать против "консенсуса", встречает сопротивление, подвергается преследованию и потенциально - смерти.

В отсутствие консенсуса случаются разногласия, раздоры и, в конце концов, гражданская война. Задачей человечества является разработка систем, которые способствуют достижению консенсуса и уменьшают возможность разлада. Этим системам требуется быть надежными для противостояния атакам тех, кто желает манипулировать общественным консенсусом для собственной выгоды.

Мы все знаем о том, что мы считаем консенсусным мнением, но в реальности существуют два различных консенсусных мнения, которые не всегда совпадают:

  1. Что все действительно думают (истинный консенсус)
  2. Что всем кажется, что думают остальные (представляемый / действующий консенсус)

Существует значительная разница между "представлением о консенсусе" и "действительным консенсусом". Эта разница никогда не была такой четкой, как разница между "предполагаемым консенсусом" о победе Хиллари, и "действительным консенсусом" с победившим Трампом. Похожие ситуации можно видеть и в обсуждении изменения климата, где некоторые люди "притязают на консенсус", попросту игнорируя или списывая со счетов тех, кто не согласен, и используют свое господство в общественных обсуждениях для создания иллюзии консенсуса.

Иллюзия Консенсуса

Те, кому удается создать иллюзию консенсуса — жульнический консенсус, получают невообразимое влияние над массами. Это влияние происходит из свойственной людям тенденции верить "общественному мнению" по любым вопросам, которых они не понимают. Люди также хотят быть частью общества, и они боятся стать изгоями из-за своего нетрадиционного мнения. Иллюзия консенсуса создается путем манипулирования общественным мнением об общественном мнении. Отдельному человеку практически невозможно напрямую оценить общественное мнение, поэтому все мы используем различные знаки, чтобы прикинуть, каково же оно:

  1. Что думают друзья и родственники
  2. Частота появления мнения по телевизору и онлайн
  3. Социологические исследования
  4. Голосования

К сожалению, большинство людей отступаются от своего представления о консенсусе вместо того, чтобы предоставить обществу больше новой информации и критического мышления. Это означает, что то, что думают друзья и родственники, очень сильно соотносится с тем, что как им кажется, думают все остальные. Это создает самоподдерживающуюся петлю обратной связи, которую сложно изменить после того, как она появилась. Со временем этот предполагаемый консенсус становится частью культуры, религии, языка, личности и привычки. Когда он достигает этого уровня, любые попытки изменить консенсус рефлекторно, без обдумывания отвергаются в попытке защитить нашу личность и эго. Никто не любит признавать, что ошибся.

Предотвращение Жульнического Консенсуса

Основное требование для достижения истинного консенсуса — это нецензурируемый информационный обмен между равноправными участниками. Любые попытки цензурировать общение влияют на возможность людей достигать истинного консенсуса. Если подвергнуть цензуре все мнения, противоречащие линии партии, то это может создать поверхностное впечатление единого (жульнического) консенсуса, хотя в действительности истинный консенсус ему прямо противоположен.

Искусство пропаганды состоит в том, чтобы убедить всех, что все остальные думают определенным образом. Если вам кажется, что все против вас, то вам будет страшно говорить то, что вы думаете, из боязни быть отвергнутым. Это создает парадокс, в котором все думают, что консенсус таков (господствующая пропаганда), тогда как на самом деле люди имеют совершенно другое мнение. Каждый раз, когда люди действуют, основываясь на неверно предположенном консенсусе, всё общество теряет эффективность и зря тратит силы.

Те, у кого не хватает уверенности в себе, необходимой для формирования собственного мнения, видимо, слишком уверены в своем умении формировать мнение основанное на том, что думают все остальные.

Гораздо чаще, чем многие готовы признать, люди выбирают верить в то, во что, как им кажется, верят все остальные. Это происходит от недостатка уверенности в себе и веры в то, что все вокруг не могут ошибаться.
Вполне может случиться, что все вокруг не ошибаются, но это высказывание не учитывает того факта, что ВЫ можете ошибаться относительно того, что же думают все вокруг! Те, у кого не хватает уверенности в себе необходимой для формирования собственного мнения видимо слишком уверены в своем умении формировать мнение основываясь на том, что думают все остальные.

В результате возможно изменить реальный консенсус (то, что все действительно думают), аккуратно изготавливая пропаганду о том, что же думают другие люди. Самый очевидный подобный пример — это предвыборные опросы, спроектированные для создания иллюзии, что Хиллари Клинтон кандидат, которого поддерживают массы.

Значимость Доказательства Реального Консенсуса

Для отлаженного функционирования общества важно разработать системы, которые могут точно собирать действительные мнения масс, чтобы их можно было достоверно пересказывать и люди могли на них полагаться. Только через манипуляции потоком информации власть держащие могут поддерживать иллюзию своих полномочий действовать против общих интересов.

"Новое платье Императора" — это сказка Ганса Христиана Андерсена о двух портных, что пообещали Императору новое одеяние, которое, по их словам, невидимо для тех, кто не подходит для занимаемой должности, глуп, или некомпетентен. Когда Император шествует перед своими подданными в своем новом платье, никто не осмеливается сказать, что они не видят на нем никакой одежды, из страха, что к ним отнесутся как к "неподходящим для занимаемой должности, глупым, или некомпетентным". И только ребенок выкрикивает, "А Император-то голый!"

Император голый, но общий консенсус в том, что на нем прекраснейший из когда-либо сшитых нарядов. Все полагают, что остальные видят одежду, и потому претворяются, что они тоже её видят. Никто не осмеливается высказаться из страха, что их никто не поддержит. Кому вы будете (притворяться) верить: "всем вокруг" или собственным лживым глазам?

Некоторые люди достаточно умны, чтобы знать, что Император голый, но они верят, что он их накажет, если они это выскажут. В этом случае они верят, что все вокруг уверены, что у Императора есть власть наказать тех, кто разоблачит его наготу. Действительно ли все остальные считают, что у Императора должна быть такая власть?
Действительно ли у Императора есть какая-либо власть без веры народных масс? Его власть наказывать так же реальна, как и восприятие его одеяния.

Если бы у людей был способ точно оценивать, что на самом деле думают все вокруг, тогда никто бы не действовал на основе дезинформации. Люди бы не боялись наказания Императора, потому что знали, что окружающие поддержат правду и подвергнут осмеянию тех, кто заявлял, что видят прекрасное одеяние. Без доступа к достоверной информации о мыслях других людей люди будут действовать непродуктивно и даже во вред (восхваляя прекрасное платье Императора и склоняясь перед его авторитетом, когда император казнит отрицателей этого платья). К несчастью, даже те, кто знает, что на Императоре нет одежды, убьют отрицающих, чтобы спасти собственную шкуру от бредового консенсуса.

Консенсус Зависит от Свободы Слова

Все действия против свободы слова ограничивают способность людей узнавать, что действительно думают те, кто их окружает. Если бы голый Император объявил вне закона любые высказывания, подразумевающие или прямо говорящие, что его одеяния не самые лучшие на свете, и поддерживал этот закон, перехватывая и фильтруя любые формы сообщений, то это бы очень сильно затруднило возможность людей узнать некомпетентны ли они, обладают ли рентгеновским зрением, или просто такие же, как и все вокруг.

Цензура против Пропаганды

Нет простого способа избавиться от пропаганды и фейковых новостей. Способность цензурировать — это способность манипулировать тем, как массы воспринимают реальность. Пропаганда (фейковые новости) также может манипулировать реальностью тех, кто не смог учесть все мнения. Разница заключается в том, что пропаганда действует только на тех, кто доверяет источнику пропаганды. Как только это доверие утрачено, пропаганда теряет всякую силу. С другой стороны, цензура лишает людей возможности решать за себя. Цензура — это централизованная власть, решающая, что истинно, а что ложно для своей выгоды, тогда как пропаганда — это централизованная власть, пытающаяся влиять на децентрализованную толпу. Пропаганда сильно проигрывает цензуре, когда речь идет о контроле над общественным мнением.

Общество работает опираясь на паутину доверия. Мы склонны строить наши убеждения, основываясь на собирательных данных от тех, кому мы доверяем, собственном опыте и, в различной степени, на логике. Цензура — это попытка прервать поток информации определенного рода по нитям этой паутины.

Пропагандисты из СМИ давно теряют могущество из-за свободы слова, которую предоставляет интернет. В ответ на эту потерю они предлагают в качестве решения использовать цензуру. Всем разумным людям должно быть очевидно, что цензура хуже любой пропаганды, потому что она дает власть над пропагандой единственной группе. Хотя и пропаганда, и цензура могут манипулировать общим консенсусом, только цензура пытается создать среду, в которой пропаганда не имеет альтернативы. Безальтернативная пропаганда представляет собой полный контроль над общим консенсусом и позволяет создать максимальную тиранию.

Консенсус Изменяется Медленно

Самые глубокие убеждения масс устанавливаются десятилетиями и изменяются с очень большим трудом. Представьте попытки убедить людей перейти с английского на китайский, с имперской системы величин на метрическую, с вождения по левой стороне на правую, с долларов на золото, с насилия на ненасилие. Требуются экстраординарные события, чтобы люди что-либо изменили на таком уровне.

Из этого мы можем заключить, что настоящий консенсус устанавливается годами, и его практически невозможно изменить после того, как он установился (даже используя разум и логику). Любые попытки изменения консенсуса встречают сопротивление. Очень мало людей готово стать "первыми". В конце концов, даже если 80% населения хотят изменения консенсуса, он не может измениться и не изменится, пока люди не поверят, что 80% действительно изменятся. Когда настает этот переломный момент, в консенсусе случается тектонический сдвиг и он создает в обществе разрушительные потрясения, которые уничтожают всё, что основывалось на старом консенсусе.

100 лет назад существовал общемировой консенсус, что деньги — это золото. Этот консенсус прошел и через конфискацию золота 1933-го года, и через Бреттон-Вудскую систему вплоть до 1971 года, когда Никсон закрыл золотое окно. В этом процессе мы можем увидеть как оригинальный консенсус, строившийся вокруг ненадежной валюты (золота) с ограниченным предложением, которая была свободна от политического контроля, постепенно сместился к ничем не обеспеченным фиатным долларам, целиком находящимся под контролем центральных банков. А теперь они пытаются избавиться и от наличных.

Если бы они попытались бы избавиться от обеспечения золотом в 1913, когда был создан Федеральный Резерв, то весь мир бы отверг это. Потребовался целый век непрерывной пропаганды, чтобы постепенно переместить предпочтение людей с децентрализованных, регулируемых свободным рынком денег (золота и серебра), к полностью централизованным цифровым фиатным токенам.

Как Блокчейны Способствуют Истинному Консенсусу

Свободные рынки и свободные общества в первую очередь зависят от прав собственности, из которых право владения деньгами, вероятно, самое главное. Деньги — это половина любой транзакции; таким образом, если возможно достигнуть консенсуса о том, кто владеет деньгами, мы решили половину проблемы права собственности. Когда консенсус о деньгах рушится, результат — это беспорядочный коллапс через гиперинфляцию.

Блокчейны создают публичные протоколы, которые может проверить любой. Впервые в человеческой истории у нас есть технология, которая дает каждому возможность напрямую проверить подписанные свидетельства каждого и порядок, в котором они создавались. У нас есть возможность прийти к детерминистическим выводам, основанным на неподкупных данных масс. Мы больше не находимся в зависимости от доверения третьей стороне подтверждения наших транзакций.

Существует два уровня консенсуса, которых должен достичь блокчейн: Внутренний консенсус и Внешний консенсус.

Внутренний Консенсус

Блокчейн должен достичь внутреннего консенсуса о том, какие блоки транзакций правомерны и как собой управлять. Существует столь же много различных алгоритмов достижения внутреннего консенсуса, сколь и форм государственного устройства. Внутренний консенсус касается тех, кто уже выбрал определенный блокчейн.

Для небольших групп возможно напрямую опросить всех и таким образом доказать консенсус. Чем больше становятся группы, тем сложнее достичь между всеми согласия и еще сложнее провести измерения. После достижения определенной критической массы изменение консенсуса от статуса кво становится практически невозможным.

Внешний Консенсус

Этот уровень консенсуса требует выбора того, какие блокчейны использовать. Достигнуть этого консенсуса придется по старинке. Каждый день те, кто предпочитает криптовалюты, пытаются убедить массы перейти на ту или иную версию крипты. Тем временем господствующий консенсус с Королем Долларом и властью правительств сопротивляются этим изменениям.

Наилучший Алгоритм Внутреннего Консенсуса

Важная часть достижения надежного внешнего консенсуса — это наличие хорошего внутреннего консенсусного алгоритма. Люди хотят знать, что если они потратят усилия на отказ от Короля Доллара, они не окажутся один на один с Императором Биткойном. Они хотят знать, что новая система лучше старой. Они должны верить, что внутренний алгоритм консенсуса обладает лучшей системой сдержек и противовесов, чем существующее правительство и монетарная система.

Для того, чтобы верить консенсусному алгоритму, люди должны верить, что он справедлив на их собственный, субъективный взгляд, а также что он останется таким в долгосрочной перспективе. Также всем необходимо помнить, что то, что массы субъективно считают лучшим, может как быть, так и не быть объективно лучшим. Если достаточное количество людей верят в определенный путь, очень сложно изменить их мнение.

Доказательство Работы (Биткойн)

Биткойн использует алгоритм внутреннего консенсуса, который основан на математическом доказательстве определения внутреннего консенсуса о том, какие транзакции правомерны и когда можно добавлять новые транзакции. Существует очень заманчивый маркетинг о преимуществах исключения политики из процесса достижения внутреннего консенсуса. Этот маркетинг привлекателен для всех, кто устал от коррупции, кумовства и общей глупости электората. Любой, кто боится власти толпы и власти диктаторов, поймет привлекательность власти математики.

Воспринимаемый внешний консенсус заключается в том, что Биткойн — децентрализованный, стойкий к цензуре и с фиксированным предложением, свободным от политических манипуляций. Ясно, что люди хотят иметь систему, которой власть держащие не смогут манипулировать для собственной выгоды. Обладает ли Биткойн этими свойствами или нет — вопрос, открытый для дискуссии.

Доказательство работы — это модель консенсуса, которая наделяет правом на цензуру того, кто готов заплатить наивысшую цену. Любой, кто готов проделать наибольшее количество математической работы за наименьшее прямое вознаграждение, может решать какие транзакции включать. Теория такова, что ни один отдельный человек не может иметь столько ресурсов, чтобы купить все права на цензуру. Теоретически, рыночные силы всегда отдают предпочтение включению транзакций с наивысшей комиссией, а конкуренция ведет к удержанию комиссий на низком уровне.

Все эти теории недальновидны. Ценность Биткойна связана с числом людей, которые верят в него, так же как и у всех остальных валют (Золота, Серебра, Доллара, и т.д.). Как только какое-то средство обмена набирает достаточный сетевой эффект (внешний консенсус) экономические подсчеты изменяются. Внешний консенсус похож на зависимость потребителей от какого-либо продавца (vendor lock-in). Ценность обладания монопольным котролем над монетарной системой с внешним консенсусом намного выше, чем внутренние вознаграждения.

Представьте ненадолго, что Федеральный Резерв перевел свои рассчеты на блокчейн, основанный на доказательстве работы. Не потребуется никаких наград за блок, потому что свободный рынок будет конкурировать, основываясь только на праве на цензуру. Право на цензуру это то же самое, что и право взимать плату за предоставление услуги. Тот, кто сможет получить 51% хэш-мощности, получит натуральную монополию на финансовые транзакции. Как только монополия получена, он может взимать любую плату, какую сможет потянуть рынок, без какой-либо конкуренции, которая будет сдерживать рост цен.

Кто-либо с монополией на денежные переводы получает власть замораживать счета и требовать следования любым правилам, которые взбредут ему в голову. Единственное решение для отдельных людей заключается в отказе от использования такой валюты, но когда сложился сильный внешний валютный консенсус, такой отказ очень дорог или невозможен. Людям необходимо участвовать в рынке, чтобы выжить; таким образом, отлучение от валютных операций означает смерть или непомерно высокие издержки на бартерный обмен.

Свободный рынок не может не конкурировать напрямую с индустрией, субсидируемой государством, поскольку участники свободного рынка должны получать прибыль. Это означает, что контроль над долларом США отойдет той стране, которая взимала наивысшие налоги со своих граждан, чтобы выиграть эту битву доказательства работы. В некотором смысле, контроль может достаться той стране, которая может изготавливать наилучшее ASIC оборудование, которое потом будет государственной тайной.

Люди из этих разных стран поймут, что будет лучше отказаться от доказательства работы и просто согласиться на централизованное управление публичным леджером для Банкнот Федерального Резерва. Если посмотреть со стороны, нет никакой разницы между централизованной организацией, которая тратит 1 триллион долларов на доказательство работы, и той, которая тратит на него 0. Повседневный опыт среднего человека с улицы одинаков при любой из моделей консенсуса блокчейна. Единственная разница в том, что по одной модели с людей взимают налоги за потребление электричества, а в другой модели этого налога нет.

Доказательство владения долей (Peercoin)

Другой внутренний алгоритм достижения консенсуса известен как Доказательство владения долей (PoS). Peercoin был первым койном, который ввел Доказательство владения долей, и эта модель заменяет вычислительную мощность на право голосования, основанное на токенах. Каждому держателю Peercoin дается возможность произвести блок с транзакциями в количестве, пропорциональном числу монет Peercoin, которыми он владеет. На первый взгляд эта модель гораздо более устойчива к цензуре, чем Биткойн, поскольку все могут участвовать без необходимости соревноваться в производстве экономической мощи в виде ASICов и электичества. И хотя возможно взимать налоги с людей, чтобы финансировать свой контроль за Доказательством работы, оказывается, что невозможно отобрать у людей контроль над Доказательством доли не отобрав у них все деньги.

На практике алгоритм используемый Peercoin рушится из-за ограниченного периода подтверждения. Период подтверждения — это время, за которое блоки и транзакции можно отменить из-за появления новой информации. Технически, у Биткойна бесконечное время подтверждения, но на практике оно составляет примерно 1 день (120 блоков). Если мы предположим, что период подтверждения Peercoin — 1 день, тогда 100% власти будет находиться в руках тех, кто сможет произвести 51% блоков в 24-х часовой период.

Мы знаем, что из-за естественного имущественного неравенства большинство людей будут иметь возможность создать блок примерно раз в месяц, тогда как богатейшие люди смогут производить его каждый час или даже чаще. Пока массы не придут к координированному согласию (что маловероятно), контроль за добавлением транзакций в блокчейн будет поделен между немногочисленной верхушкой держателей монет.

Если Доллар США перейдет на систему вроде Доказательства владения долей, как у Peercoin, тогда крупнейшие государства и, возможно, несколько корпораций с большими валютными запасами будут коллективно удерживать власть. Такую систему будет цензурировать значительно сложнее, чем Бикойн, потому что это не тот случай, где "победитель получает все», основанный на каких-то внешних ресурсах. Вместо этого, она основана целиком на внутренних ресурсах, которые при правильном распределении экономически невозможно монополизировать.

Цена монополизации прочно установившейся системы с Доказательством владения долей растет экспоненциально из-за законов спроса и предложения, причем ей сопутствует обогащение конкурентов и обычных пользователей. Цена монополизации системы с Доказательством работы линейна и не обогащает конкурентов или обычных пользователей.

Довольно реалистично предположить сговор между крупнейшими дольщиками, возможно, установленный под дулом пистолета. У этих людей имеется большое личное богатство и финансовый интерес в его хранении. Эта система наиболее сильно напоминает олигархию, в которой у масс вообще нет никакого влияния.

DPOS — Делегированное Доказательство Влаления Долей (Bitshares и Steem)

DPOS — это модель внутреннего консенсуса, которая использует одобрительное голосование для выбора людей, которые будут производить блоки. Для того, чтобы цензурировать людей в этой модели, нужно убедить 51% выбранных делегатов цензурировать и необходимо нарушить процесс выборов. Так же, как и в Peercoin, олигархия богатых стейкхолдеров будет иметь подавляющую часть влияния на то, какие делегаты выбраны. Главное отличие в том, что совместно "массы" небольших пользователей могут и будут иметь больше влияния, чем любой отдельный олигарх.

Есть одно важное отличие между DPOS и всеми другими системами внутреннего консенсуса. Оно дает массам возможность четко измерять мнение других людей. И хотя это мнение может как влиять, так и не влиять каким-то значимым образом на внутренний консенсус, оно обязательно будет значительно влиять на консенсус внешний. С помощью прозрачного и защищенного от вмешательства голосования массы могут совместно низвергать олигархов, которые нарушают процесс выборов или цензурируют транзакции еще каким-то образом, который не подходит для внешнего консенсуса.

Важность Сочетания Внутреннего и Внешнего Консенсуса

По сути, все мы зависим от внешнего консенсуса, потому что это нечто находящееся за пределами любой системы. Ни одна система, даже наихудшая тирания, не может сопротивляться влиянию внешнего консенсуса продолжительное время. Большая часть внешнего консенсуса устанавливается культурой, которая формируется вокруг валюты. Когда люди принимают какую-то валюту, они явно или неявно соглашаются с набором принципов, которые разделяют другие пользователи этой валюты.

Любая попытка изменить внутренний консенсус каким-либо не соответствующим глубоко установившимся принципам внешнего консенсуса образом встретит сопротивление и будет быстро исправлена хардфорком. Чем проще эти принципы, тем проще установить и поддерживать внешний консенсус.

Вот почему жизненно необходимо установить принцип, где все стейкхолдеры имеют право голосовать, а каких-либо причин цензурировать голосование существовать не может. У любого государства, которое попытается контролировать блокчейн, используя свою долю для цензурирования голосов, не будет опоры в виде каких-либо моральных или охранительных обоснований. Наша культура так пропитана правом голосовать после многих лет пропаганды, что попытка отобрать его фактически будет оскорбительна для всех.

Люди принимают замораживание счетов "террористов" и конфискацию счетов обвиняемых потому что верят, что своим правом голоса наделили государство этими полномочиями. Если отобрать право голоса, то люди перестанут верить в полномочия государств.

Блокчейн с внутренним консенсусом, основанным на встроенном голосовании, гораздо сложнее захватить и начать цензурировать, чем какой-либо основанный на олигархии или экономическом "праве сильного". Эта защита исходит не от внутреннего консенсуса, а от внешнего.

Транзакции как Доказательство Владения Долей (Bitshares и Steem)

Этот последний уровень внутреннего консенсуса заключается в том, что все пользователи подтверждают публичные записи каждый раз, когда совершают транзакцию. Это единственный способ создания необратимого внутреннего консенсуса, доказуемого самой системой. Все другие блокчейны можно подделать (и переписать их историю), имея достаточную экономическую мощь. Олигархи и майнеры могут сговориться и переписать историю в любой момент, когда это будет соответствовать их интересам так поступить. Когда они переписывают историю, они могут выбирать какие транзакции сохранить, а от каких избавиться. Внутреннего доказательства консенсуса попросту не существует.

Очевидно, что у всех блокчейнов имеется веское внешнее доказательсво консенсуса, основанное на широко распостраненных копиях. Любая попытка переписать историю будет известна всем и внешний консенсус наверняка даст ей решительный отпор. К сожалению, единственный способ отвергнуть такие изменения держателей майнинговых мощностей — это сменить алгоритм доказательства работы или доказательства владения долей на другой. Без четкого и непротиворечивого пути решения у людей отсутствуют средства координации противодействия. Даже не всегда ясно, что майнеры или олигархи доказательства владения долей делают что-то "не так", поскольку во внутренних правилах консенсуса не определена какая-либо метрика неизменяемости и отсутствуют какие-либо данные из которых её можно вывести.

Используя Транзакции как Доказательство Владения Долей, все пользователи напрямую подтверждают блокчейн, когда совершают транзакции. В зависимости от активности пользователей, со временем 51% всех пользователей напрямую подтвердит блокчейн непротиворечивым доказательством неизменяемого консенсуса. Единственный способ создать альтернативный блокчейн с большим доказательством — это убедить 51% стейкхолдеров перейти в новый леджер. При отсутствии прямого согласия большей части масс историю невозможно изменить. На блокчейне Стим происходит 50% прямых подтверждений всего за 12 часов, что делает его гораздо более защищенным и неизменяемым, чем Биткойн после 12 часов.

Простота — Ключ к Сильному Внешнему Консенсусу

Достаточно сложно сделать так, чтобы люди согласились на общих значениях слов, а тем более — целых политических философиях. Чем сложнее и подробнее становится концепция, тем меньше людей могут её понять, не говоря уже о согласии с ней. Каждая дополнительная крупица сложности создает возможности для разногласий и расщепления внешнего консенсуса.

Правила вроде приведенных ниже просто понять и сформировать вокруг них крепкий внешний консенсус.

  1. Отсутствие цензуры (помимо универсальных разумных ограничений на использование ресурсов)
  2. Правит Большинство (для исправления багов, новых дополнительных функций, и т.д.)
  3. Невозможность Переписать Историю
  4. Отсутствие Насилия
  5. Невозможность Изменять Балансы счетов без Согласия
  6. Невозможность повысить инфляцию / размытие
  7. Ключ есть Полномочие, нельзя апеллировать к внешнему консенсусу для восстановления потерянного или украденного ключа

Этот сильный внешний консенсус может быть дополнительно усилен прямым внутренним согласием и договоренностью всех участников. Любой человек, голосующий каким-либо образом, противоречащим предыдущей договоренности (подписанной декларации) с внешним консенсусом / социальным контрактом, будет доказуемо и публично нарушать собственный контракт. Подобное нарушение контракта окажет существенное влияние на его репутацию (внешний консенсус).

Конкуренция Свободного Рынка

Наибольшей угрозой свободе является отсутствие выбора. Без наличия вариантов вы находитесь в рабстве у того, что вам предлагает общество. Механизм ценообразования свободного рынка — это способ, которым все люди достигают консенсуса о спросе и предложении любых ресурсов, включая блокчейн токены.

В присутствие свободного рынка конкурирующих валют децентрализация внутреннего консенсуса не так важна, как она была бы, если бы какой-то отдельный блокчейн стал бы мировой резервной валютой или даже валютой небольшой страны.

Любые механизмы внутреннего консенсуса, будь то Доказательство Работы, Доказательство Владения Долей или DPOS, подвержены внешнему консенсусу рынка. Если майнеры Биткойна начнут цензурировать транзакции в попытке регламентировать передачу денег или собрать налоги, то все участники рынка уйдут куда-то ещё. Цена Биткойна отразит веру рынка в возможность майнеров предоставлять надежные услуги.

Хотя это верно, что свободный рынок — это главный защитник наших свобод, так же верно, что системы, которые набрали значительный сетевой эффект (внешний консенсус) сложно изменить, даже если массы хотят изменений. Очень дорого создавать и развертывать конкурентов ютуб, фэйсбук, доллара и других сетей. Любая новая система начинает с практически отсутствующим внешним консенсусом и требует значительного времени на рост.

Мы должны приложить все возможные усилия, чтобы убедиться, что мы строим платформы будущего на фундаменте, который останется верен своим основополагающим принципам. Вот почему Стим построен на DPOS и TaPoS (Транзакции как Доказательство Владения Долей) и почему я убежденный сторонник установления крепкого внешнего консенсуса (также известного как Конституция Стим), с которым бы явно соглашались все пользователи.

Вывод

Блокчейны, основанные на DPOS, TaPoS и прочной конституции из простых принципов, с которой явно все согласны, создают прочнейшую из возможных гарантию устойчивости к цензуре. Все криптовалюты зависят от свободы слова и устойчивости к цензуре, и к сожалению, большинство из них гораздо менее эффективны в предотвращении цензуры, чем принято считать. Гораздо важнее, чем когда-либо, построить паутину доверия, из которой можно получать новости, читая отличных блоггеров на Стиме и убеждая всех других блоггеров также писать на Стим.

Пожалуйста, поделитесь этой статьей везде, где только можно. Нам необходимо работать вместе, чтобы продвигать контент за пределами Стимит.

Обновление:
Решение проблемы Фейковых Новостей — это минимизировать их влияние на Консенсус. В частности, мы хотим минимизировать возможность создания Поддельного Консенсуса (например, результатов опросов), так как влияние, которое оказывает Поддельный Консенсус на действия людей, крайне велико.

Если мы можем предоставить доказуемый консенсус, то мы устраним большую и опасную категорию Фейковых Новостей и заменим их на Истину. Этот консенсус все равно может основываться на ложных утверждениях, но по крайней мере, он точно отражает, что думают люди.

Когда мы даже не знаем, что думают другие люди, тогда и происходит полный крах общения и общество оказывается в беде. Те, кто хочет управлять массами, полагаются на этот крах общения для поддержания своей власти.


Оригинальный пост и его обсуждение ЗДЕСЬ


Данный пост опубликован в рамках бета тестирования проекта RuSteemitBlog


Перевод осуществлен: @xanoxt

Критика, комментарии и предложения приветствуются.


Authors get paid when people like you upvote their post.
If you enjoyed what you read here, create your account today and start earning FREE STEEM!