Что общего между профессором Татьяной Гурской, Марией Манько, чёрной кассой и ЭКО?

in #rulast year (edited)

Мошенники находят друг друга с загадочной легкостью и от сферы, где они делают свой «гешефт» это не зависит. Профессор, главный врач перинатального центра в Тверской области доктор медицинских наук, Гурская Татьяна, была с позором уволена уже через год после начала работы. Но полученный опыт легко помог ей устроиться главным врачом элитной клиники «Наследники» на Мичуринском проспекте в Москве. И вместе с генеральным директором клиники Манько Марией Владимировной она «закрутила» новые схемы с еще большим размахом.

Gurskaya.jpg
доктор Татьяна Гурская

Подруги царствовали почти 10 лет и постепенно расширяли список методов обогащения: подделка результатов клинических исследований, торговля эмбрионами, суррогатное материнство, использование черной кассы, обнальных схем и двойной бухгалтерии очень неплохо пополнял их личный бюджет.

manko.jpg
директор клиники Манько Мария

Зарабатывать деньги Татьяне Гурской некоторое время помогало параллельное совместительство на должности штатного эксперта по строительству перинатальных центров федерального значения в корпорации Ростех. Откуда только столько сил берется у одного человека? Главное, в Ростехе при привлечении нового сотрудника абсолютно не смущала ее основная занятость. Или был бы человек хороший, а служба безопасности может вовремя и отвернуться? Иногда все еще проще – устройство на работу стало ответной услугой одного из руководителей корпорации в благодарность за ведение и родовспоможение его супруге. Поэтому все вопросы про совместительство, проверку личности и репутации нового сотрудника даже не поднимались.

Татьяна Гурская приняла предложение, от которого невозможно отказаться. Действительно, кто откажется от еще одной хорошо оплачиваемой работы в центре Москвы? Даром, что Мария Манько никаких претензий выставлять не собиралась и была готова прикрыть подругу. Поэтому в клинике Гурская появлялась только в случае необходимости при визитах VIP-персон, акционеров и, как не странно, по делам Ростеха (объясним чуть позже).
В Ростехе новая сотрудница освоилась буквально за пару месяцев и взяла на себя «все самое интересное» - тендеры на поставку медицинского оборудования. Как эксперт и закупщик Татьяна Гурская действовала смело. То есть, из списков включенных в тендер исчезали поставщики, с которыми не дружило руководство или наивные, которые искренне верили, что можно выиграть конкурс, не наладив неформальные отношения с ответственными за выбор подрядчика.

Встречи специально назначались в клинике. Во - первых, лишний повод появиться и поделать свои дела. Во-вторых, там-то прослушки точно не было. Увы, конспирация не может решить все проблемы. Нехорошие люди, исключенные из конкурса, начали жаловаться, скандалить, даже в суд подавать. Гурская не ожидала, что ее властные покровители с высокими званиями и чинами ее так просто сдадут. Но уже через полгода после выхода «на проектную мощность» была уволена за создание коррупционных схем и откровенное вымогательство денег у потенциальных поставщиков медицинского оборудования.

Пришлось ограничиться одной работой, впрочем, это стало поводом развернуться еще сильнее.
Итак, на чем сконцентрировались деляги, за счет чего росли их доходы?
Абсолютно несложная схема – заключается договор с VIP-клиентом на суррогатное материнство, берется предоплата в размере 1-3 млн. рублей. Но через официальную кассу не проводится, а клиентам с грустью сообщается: эмбрион не прижился. А вот с третьей или четвертой попытки пару ждал успех. В основном. Это никого не удивляет, эко-оплодотворение, даже с помощью суррогатной матери редко получается с первого раза.
VIPам часто тоже не хочется «светить» свой доход. Они пришли в клинику с хорошей репутацией, поэтому вполне были согласны на черный нал.

А выручка идет с официального скромного «ручейка» консультаций и анализов, и небольшой части клиентов, которые пошли на принцип и потребовали соблюдения всех формальностей.

deklar1.jpg

deklar2.jpg
Как декларировались суммы юридически

Рекламы и маркетинга было по-минимуму: ну как серьезной клинике совсем уж не иметь своего сайта и не постить время от времени информацию об акциях? С таким объемом справится и студент. И правильно, студент и отвечал. Антон Кузнецов, сын главного врача Гурской, все это время непонятно чем занимался за очень «взрослую» заработную плату. А репродуктологом работала бывшая студентка – только-только закончившая вуз, не слишком опытная жена Антона. В общем, семейный бизнес в действии, все свои и понимают друг друга с полуслова.
Обычная частная клиника. Непонятно, правда, как держится на плаву, то, показывая отрицательную прибыль, то находится в небольшом плюсе, и почему это персонал до сих пор не разбежался? Акционеры год за годом глотают «горькую пилюлю» – бизнес не приносит дивидентов, но почему-то эту ситуацию из года в год терпят. Зачем, почему терпят? Как можно из года в год держать генерального директора и главного врача, которые «плачутся на жизнь», но денег не приносят? Ну, вот такие вот загадочные люди.

Как прятались доходы?
Гурская и Манько заявляли, что «звездные» биологические родители требуют соблюдения конфиденциальности. Они полностью полагаются на профессионализм главного врача Гурской, которая подберет оптимальную суррогатную мать. Поэтому никакого банка данных ни биологических родителей, ни суррогатных матерей нет. Конфиденциальность, понимаешь. Вся медицинская документация ведется от руки. Хотите - приезжайте карточки посмотреть.

faktfinotch.jpg
Фактический финансовый отчет наличных поступлений в ЗАО "Наследники"

Бухгалтер была не настолько своей, чтобы посвящать ее в дело, но ей прозрачно «намекнули», в каких границах она может работать и та согласилась. Так что именно г-жа Манько определяла, какая информация войдет в бухгалтерскую отчётность.

Главным помещением в клинике была серверная. В конце концов, криобанк и кабинеты – дело десятое, главное - в бухгалтерии должен быть порядок. Ежегодная проверка и чистка данных перед аудитом – залог безопасного существования «бизнеса». Так что любые попытки со стороны акционеров даже не взять бухгалтерию под контроль, а просто обновить 1С и вывести ее в облако, вызывало у генерального директора клиники нешуточные истерики.
Удивительно, что акционеры так долго не обращали внимания на странные реакции руководителя компании, которая едва-едва оправдывает свое существование.
Грустно про суррогатных матерей
Если бы акционеры знали о предпринимательской жилке подружек и как они сражаются за свой личный финансовый успех, они бы, наверное, невероятно удивились. Но Мария Манько и Татьяна Гурская демонстрировали такой уровень скаредности в борьбе за каждый рубль, что даже знаменитая жадность евреев и украинцев скромно курит в сторонке.

Кто основной источник расходов? Суррогатные матери – вознаграждение плюс питание и сервис.
Значит, берем девушек из ближнего зарубежья, селим их в клинике до наступления беременности, чем сокращаем размер вознаграждения. А сервис? Так пока маленький срок - девушки сами себе уберут, сами приготовят – им же нужна двигательная активность. А если они разок-другой в неделю съедят лапшу быстрого приготовления, потому что на еде тоже неплохо бы сэкономить – так от них не убудет. Они у нас вон как пристроены, в тепле да сытости. А как нажористая химия скажется на эмбрионе и здоровье рожениц – это уже не наше дело. Все, мы больше не врачи – мы предприниматели.
Такие мелочи, как отбор некурящих суррогатных матерей Манько и Гурскую тоже не беспокоил. Главное, чтобы курили только в подсобках и на улице с сигаретой не показывались. Беспокойство по поводу отсутствия у клиники лицензии на круглосуточный стационар их тоже не беспокоил. Они понимали, что не важно, на чем их поймают – результат будет тот же. Поэтому «сгорел сарай – гори и хата». Тем более, что во всех службах, которые могут проводить проверку сидят свои «прикормленные кадры». Так что перед проверкой или приездом акционеров всех, кого в клинике быть не должно – вывозили на дачу врача-гинеколога Чернышевой, которая была в курсе и в доле, помещения проветривали и спокойно жили дальше.

Врачи в клинике жили своей жизнью, работали спокойно и в то, что происходит за пределами их обязанностей - не лезли. А чтобы у них в принципе не возникало желания прояснять ситуацию и возжелать что-либо изменить – в коллективе «руку на пульсе» держала та самая г-жа Чернышева, по совместительству владелица дачи и мать Марии Манько.

Суррогатные матери не случайно подбирались из тех, кто плохо или вообще не говорил по-русски. Они привыкли к плохому отношению к ним в бывших союзных республиках. Полуграмотные или вообще не грамотные, они понятия не имели о своих правах и вообще о ценах, которые платят за суррогатное материнство. Поэтому, как не парадоксально, но те из них, с кем расплатились – претензий к «бизнесменкам» не имеют, хоть и не были в восторге от того, как они жили в клинике и в загородном доме матери Марии Манько.
Естественно, владелица не собиралась афишировать, что селит у себя толпу суррогатных матерей, чтобы не вызвать у соседей подозрение в том, что рядом с ними разместился или подпольный бордель, или производство контрафакта.

dogovor1.jpg

dogovor2.jpg

dogovor3.jpg

dogovor4.jpg

dogovor5.jpg

dogovor6.jpg

Договора ЭКО за наличные средства с гастарбайтерами из Азии и ВИП клиентами

Поэтому несчастные девушки еще могли прогуляться возле клиники, но на даче сидели взаперти, без документов. Понятно, что даже заключенные нуждаются в еде, поэтому Чернышова с Манько, конечно же, их не морили голодом и поочередно привозили продукты. О качестве питания умолчим. Это в контракте с биологическими родителями прописано, что матерей будут кормить чуть ли не в кремлевской столовой вместе с президентом. Но кто будет проверять соблюдение этих условий? А если не зависимо от качества продуктов кишечник на выходе выдает одно и тоже, тогда зачем бессмысленно тратить деньги?
Так что суррогатные матери жили чуть лучше, чем живут попавшие в колонию.
С недовольными поступали просто: не нравится – не держим. Под лозунгом «нам не нужны эксцессы» сотрудников увольняли, недовольных или скандальных пациентов охрана вежливо выпроваживала, суррогаток, которые пытались качать права, тоже спокойно отпускали на все четыре стороны. В полиции – все свои, да и вряд ли туда побегут нелегальные мигранты. А уж чтобы обратиться в ФСБ – нужна ума палата. Откуда такие продуманные возьмутся среди суррогатных матерей?
Ну, а те, кто оставался, нарабатывали навыки в терпении. Бизнес нервный, да еще и ощущение вседозволенности сказалось на «предпринимательницах» не лучшим образом. Потому постоянные фирменные скандалы и истерики в исполнении Гурской и Манько вошли в такую же привычку, как содержание бахил у входа. Ну, а текучка врачей по-своему выгодна. Все недовольные уходят, а со «своими» можно не церемониться.
Все было бы хорошо, если бы Гурская и Манько догадались, например, выкупить клинику и стали бы там полноправными хозяевами. Но им помешала привычная жадность и уверенность, что акционеры будут бесконечно снимать с ушей развесистую лапшу. Фатальная ошибка - недооценивать людей, которым ты обещал обеспечить стабильный финансовый поток. Людей, которые вложили многомиллионные суммы и не смогли вернуть свои инвестиции. Акционерам надоело выслушивать бред горе-руководителей, и они решили их сменить заодно вместе с концепцией работы клиники.
Наконец-то сделали то, что следует делать в любом бизнесе, когда дела не идут - провели полный аудит. Аудиторы опросили врачей, технический персонал. Затем начали проверять финансовую и бухгалтерскую отчетность. По данным от аудиторов, прибыль за прошлый год должна быть около 20 млн. руб. А она менее миллиона. И это только за прошлый год.

А за остальной период. Г-жа Манько, потрудитесь объяснить, куда пропадали средства, а вместо них мы имеем огромные убытки? Как получилось, что вы, г-жа Манько вместе г-жой Гурской получали хорошую зарплату, вкусно ели и сладко спали, а у бизнеса многомиллионные убытки и клиника за время своего существования так и не вышла на окупаемость?!

Аудиторы начали искать потерянные миллионы, и, конечно же, нашли.
«Крыша в полиции». Здесь вопросы с правоохранительными органами взяла на себя г-жа Гурская. Ибо не в первый раз - с ее опытом работы в Твери, Ростехе и т.д. Впрочем, на фоне исчезнувших миллионов «свои люди» в полиции обладали умеренными аппетитами.
Основное направление – перевод средств, заработанных клиникой на личные счета «управляющих». Низкая эффективность ЭКО в Клинике как оправдание низкой прибыльности работало долго и вполне успешно. Статус клиники и цены на услуги никак не соотносились с официальным уровнем эффективности. Здесь большая загадка: как «предпринимательницы» умудрялись при ценнике в два раза выше среднего, чем у основных конкурентов иметь хорошую репутацию и постоянный поток клиентов. Видимо, очень легко находили общий язык с заказчиками, если могли им говорить все, что им было удобно и заставляли расставаться с огромными деньгами снова и снова.
Мафия, поскольку действовал семейный подряд, зарабатывала очень неплохо. Татьяна Гурская приросла недвижимостью в Испании, загородным домом под Москвой, приобрела скромную квартирку почти на 300 квадратов для своего сынка, и еще пару апартаментов для сдачи в аренду и перехода в статус рантье. Генеральный директор не отставал. Г-жа Манько также приобрела приличный участок с домом и квартиру в Москве.
В конце 2019 года стало понятно, что у бизнеса большие проблемы, так как «предпринимательницы» минимизировали затраты на его поддержание и достойное функционирование. Растет недовольство врачей атмосферой в клинике и недостатком необходимого оборудования, множится количество клиентов, неудовлетворенных сервисом и отношением.
Но Гурскую и Манько это не сильно волновало. Они жили сегодняшним днем. Главное - урвать побольше и не лишиться кормушки. Как прожженные интриганки могли верить в то, что акционеры все списали в безвозвратные затраты? Они, видимо, верили в то, что уже не 90-е годы и даже если их махинации станут всеобщим достоянием – за ними не придут с битой и паяльником, и забирать неправедно нажитую собственность не будут.
А так – бизнес налажен, сарафанное радио пока работает в плюс, кое-кто из акционеров поставляет новых клиентов. Но тучи на горизонте все наливались чернотой и неприятные предчувствия «бизнесменок» явно посещали. Последние месяцы гендиректор принимала выручку от администраторов ежедневно. Даже третья беременность и последние месяцы перед родами г-жа Манько не выпускала контроль из рук. А тут работа и роддом совмещены, коллеги под рукой, бабушка тоже рядом. Так что и рожала, и выкармливала третьего ребёнка на рабочем месте.
Последние месяцы управления клиникой предприимчивыми подругами
Последний договор заключен в середине января 2020 года. Клиент принес миллион рублей. Все в соответствии с заключенным договором. За день до ухода из клиники генерального директора. Что же, пусть он не достался «бизнесменкам», но перед своим уходом они неплохо «потрудились» и постарались урвать свой последний кусок.
Последние месяцы абсолютно циничным образом средства разворовывались, работа шла через пень-колоду. Уже было откровенно плевать на суррогатных матерей, донашивающих детей, пар, которые мечтали о ребенке. В воздухе явно пахло паленым.
В последние недели были рассчитаны врачи, технический персонал, главный бухгалтер. Та получила достаточно, чтобы молчать и на время исчезнуть без передачи дел.
Здание превратилось в «заброшенный корабль», который плывет по течению без руля и без ветрил. Пустые кабинеты, слои пыли и грязи, долги по аренде, ЖКХ, медицинским препаратам. А г-жа Гурская, «посыпая голову пеплом» взывает к акционерам – она не ожидала, что ее и всю клинику «кинет» коварная подруга и генеральный директор Мария Манько. Она же не занималась финансовыми вопросами, ее обманули.
Кстати, все беременные суррогатные мамы тоже взяли и одновременно исчезли. Это просто детектив какой-то. Срочно вызовите Шерлока Холмса из могилы.
Наверняка, г-жа Гурская хорошо играла. Это вам не за Оскар бороться – на кону жизнь и свобода. Так что смогла уйти от возмездия и вроде бы даже пока работу не ищет, так у нее все в финансовом плане великолепно.
Что осталось на руках акционеров?
Здание, требующее капитального ремонта, жалобы со стороны нескольких врачей и претензии от ряда пациентов, обманутых подругами. Существенно «просевшая» репутация клиники за последний год. И все это вместо вложенных миллионов, которые так и не смогли вернуть акционеры клиники «Наследники».
Просим обратить внимание компетентных органов, представителей власти и СМИ на результаты деятельности новых «Сонек – золотых ручек»: Гурской Т.Ю. и Манько М.В. Они подорвали доверие к такой непростой сфере как эко-репродукция, на протяжении нескольких лет строили бизнес на обмане всех стейк-холдеров: акционеров, заказчиков, суррогатных матерей.
Для проведения расследования и попытки возврата эмбрионов заказчикам разыскиваются последние из забеременевших суррогатных матерей, которые были обмануты мошенницами и бесследно исчезли из Клиники.
Считаем, что в лице Гурской Т. Ю. И Манько М. В. профессии врача был нанесен непоправимый ущерб, они потеряли право называться докторами и должны быть исключены из профессии.
Мы рассчитываем на помощь в расследовании и поддержку со стороны всех здоровых сил нашего общества. Будем благодарны за любую информацию.

Sort:  


Congratulations @ltdmos!
You raised your level and are now a Red Fish!

Vote for @Steemitboard as a witness to get one more award and increased upvotes!